c20cfcc6

Лоуренс Дэвид Герберт - Англия, Моя Англия



Дэвид Герберт Лоуренс
Англия, моя Англия
Рассказ
Перевод с английского Ларисы Ильинской
Он работал на краю пустоши за неглубоким ручьем, бегущим по ложбине,
где кончается сад,-- удлинял садовую дорожку, уходившую через бревенчатый
мостик в заросли вереска. Он уже снял слой жесткого дерна с папоротником,
обнажив суховатую серую почву. Но дорожка получалась кривая, он был
недоволен, между бровями у него пролегла морщина. И вроде бы колышками
разметил, и направление определил -- между большими соснами, а выходило
почему-то не так. В который раз, напрягая синие острые глаза -- глаза
викинга, он обернулся, всматриваясь сквозь проем в стене молодого сосняка
туда, где от осененного ольхой мостика взбегала на цветущий лужок поросшая
зеленой травой дорожка. Высокие лиловые и белые водосборы упирались в торец
старого гемпширского дома, вросшего в землю среди цветов и косматого
бурьяна, разросшегося кругом.
Вдалеке раздавались детские голоса, перекликались, переговаривались --
тоненькие девчоночьи голоса с оттенком назидательности, с властными нотками.
-- Иди скорей, няня, а то возьму и побегу туда, где змеи.
И ни у кого не хватит духу ответить:
-- Ну и беги, дурочка. Вечно одно и то же:
-- Не надо, душенька. Хорошо, душенька. Сию минуту, душенька. Душенька,
умей же немножко потерпеть.
Он ожесточился в своем отрезвлении: все не по сердцу, все не мило. Но
продолжал работать. Что еще ему оставалось, как не смириться!
Земля пылала под солнцем, неистово пламенели цветы, с неистовой силой
ощущалась уединенность среди девственного покоя пустотных земель.
Удивительно, как стойко держится местами в Англии первобытный дух --
например, здесь, среди буйно поросших можжевельником склонов, в болотистых
гадючьих низинах у подножия известковых холмов. Душа земли, хранящая
первозданность, как в те далекие времена, когда сюда явились саксы.
Ах, как он раньше любил все это! Зеленую дорожку, островки цветов --
белые и лиловые водосборы, огромные яркие маки, алые, с черными прожилками:
статные желтые коровяки -- весь этот пламенеющий сад, который и тысячу лет
назад уже был садом, возделанным в лощине среди змеиных пустошей. Сад,
который у него заполыхал цветами на солнечной поляне под кустарником и
деревьями. Старина, седая старина! И это он вернул ей молодость.
Деревянный дом с покатой крышей-капюшоном был стар и заброшен. Он был
частицей стародавней Англии. Англии деревушек и йоменов1.
Затерянный в одиночестве на краю пустоши в конце широкого заглохшего
проселка, опутанного шиповником под тенью дубов, он никогда не сталкивался с
сегодняшним миром. Пока не пришел Эгберт с молодой женой. Пришел, чтобы
наполнить его цветами.
_________________
1 Йомены -- в Англии 14-18 вв.-- крестьяне, которые
самостоятельное хозяйство на земле, являвшейся их наследственным наделом.
Дом был древний и очень неудобный для жилья. Но Эгберт ничего не хотел
менять. Как хорошо сидеть вечерами у широкого, почерневшего от времени
камина, когда над крышей ревет ветер, а в очаге уютно трещат дрова,
наколотые собственными руками! По одну сторону он, по другую --Уинифред.
Уинифред! Как он желал ее! Молодая, красивая, полная жизни, словно
пламя под солнцем. Она двигалась со сдержанной грацией, таящей энергию, как
если бы куст, весь в пунцовом цвету, пришел в движение. Казалось, она тоже
шагнула в сегодняшний день из старой Англии -- румяная, крепкая, с какой-то
грубоватой истовой основательностью, налитая здоровьем, как ветка
боярышника. А он,



Назад