c20cfcc6

Лорин Эмми - Обрести Навек



Эмми ЛОРИН
ОБРЕСТИ НАВЕК
Три подруги Алисия, Карла и Эндри совсем не похожи друг на друга. Серьезная Алисия, всегда погруженная в прошлое, увлечена наукой. Спокойная и рассудительная Карла живет сегодняшним дне и искусством.

Мечтательная Эндри в своих мыслях рисует образ идеального мужчины — умного, сильного и нежного. И всех их ожидают невероятные события предугадать которые, им не дано.
Человека столь совершенной красоты она никогда прежде не встречала. Эндри Трэск впервые видела этого мужчину во плоти, в реальной жизни. И все же он был ей знаком.

Ошеломленная, буквально не веря своим глазам, она следила сквозь стеклянную витрину, как он приближался ко входу в кафе.
Он был чрезвычайно высокого роста и изумительно строен. Мощные плечи не бугрились, однако, излишне накачанными мускулами, как у множества молодых людей, на которых Эндри успела насмотреться за несколько месяцев своей жизни в Калифорнии.

Кисти рук у него были широкие, запястья, талия и бедра — узкие, а ноги — длинные, причем идеальных пропорций. И двигался он с удивительной грацией — почти плавно, как про себя определила Эндри.

Но более всего поражало его лицо — это Эндри заметила по взглядам, которые — кто исподтишка, а кто и открыто — бросали на него все посетители кафе, независимо от пола и возраста. Его лицо с безупречно классическими Чертами было воплощенным совершенством. Взъерошенные ветром волнистые иссиня-черные волосы и бронзовая кожа блестели в лучах яркого осеннего солнца.
И Эндри знала этого человека.
Тем временем он остановился, заговорив только что вышедшим из кафе мужчиной. Неотрывно наблюдая, как шевелились его губы, Эндри вздрогнула, когда в ослепительной улыбке сверкнули ровные белоснежные зубы. Она узнала эту улыбку и всей душой отозвалась на нее.

Она была уверена, что и глаза у него окажутся те самые — голубые и глубокие, как воды чуть затененного горного озера. Ощущение чего-то до боли знакомого даже близкого было не просто странным — оно было даже отчасти жутковатым.
“Возможно ли это?” — спрашивала себя потрясенная Эндри. В самом деле, встретить буквально на улице живое воплощение образа, уже более года вторгавшегося в ее сны, — постижимо ли это?
Ни ответа, ни мало-мальски приемлемого объяснения не было: Эндри оставалось только смотреть в полном недоумении.
— Недурен, да?
С явной неохотой Эндри перевела глаза на молодую блондинку, сидевшую с ней за одним столом.
— Недурен? — повторила она, невольно снова обращаясь взглядом к удивительному мужчине. — По-моему, сказать о нем “недурен” — все равно что назвать Тихий океан большой лужей!
В приглушенном голосе Эндри слышался благоговейный трепет.
— Согласна, — кивнув, согласилась блондинка. — Он даже немного подавляет. — И, трагически вздохнув, добавила: — Не знаю, каково нам будет слушать его лекции.
Эндри не сразу поняла смысл замечания подруги. Нахмурясь, она удивленно воззрилась на девушку, с которой познакомилась вскоре после приезда в Калифорнию:
— Лекции? Мелли, ты о чем? Какие лекции?
Большие карие глаза Мелинды Франклин с изумления стали еще больше.
— Ты что, не видела его фото в проспекте колледжа?
Так как Эндри покачала головой, Мелинда свою мысль объяснила:
— Это сногсшибательное воплощение грез любой женщины — не кто иной, как Пол Хеллка, и преподает он в Паркеровском колледже курс природоведения.
Эндри захлопала глазами. Ее поразили и смысл фразы, и словесное его выражение. Для Эндри этот человек был именно грезой.

Грезой, игрой воображения, возлюбленным из сновидений. Во в



Назад