c20cfcc6

Лоренс Ким - Известность Любви Не Помеха



ИЗВЕСТНОСТЬ ЛЮБВИ НЕ ПОМЕХА
Ким ЛОРЕНС
Анонс
Всемирно известная топ-модель Хоуп Лейси встречает на свадьбе сестры богатого предпринимателя Алекса и влюбляется в него. Алекс тоже не прочь заняться сексом с красавицей Лейси, однако о любви не может быть и речи... Но как же он ошибся!
Глава 1
- Тетя Бет слезинки не пролила! - В тихом голосе отчетливо слышалось осуждение. - Лично я всегда плачу на свадьбах.
Хоуп подумала, что обшитый дорогим кружевом платочек, грациозным жестом прижатый к сухим глазам, вряд ли может осушить чьи-то слезы.
- В том числе и на своей собственной, - процедила она и тут же подосадовала на себя за несдержанность - все знали, что брак кузины Трисии трещит по швам. Но что делать? Ей всегда не нравилась эта мелочная, расчетливая пустышка.
- Роджер сейчас в Женеве, в командировке, - кузина яростно бросилась в атаку, - и я скучаю по нему, но тебе этого, конечно, не понять.
Хоуп пропустила оскорбление мимо ушей - за последние недели она и не такого наслушалась; тем более что упрек был заслужен. “Бревно ты бесчувственное, Хоуп Лейси”, - с отвращением подумала она.
- Значит, мы покажем Роджеру фотографии - он обалдеет, когда увидит, как ты отлично выглядишь! - пропела она, понемногу обретая привычное равновесие. - Ну-ка, улыбнись! Анна велела снимать всех подряд - она считает, что профессиональные фотографы никогда не передают атмосферу торжества.
- Да, Анна всегда была странной.
Хоуп снова прикусила язык: бедная Анна, так опростоволоситься - родить близнецов в день свадьбы сестры!
- Ты только представь себе - близнецы! - Трисия содрогнулась, и Хоуп поняла, что придется выслушать подробный рассказ о родах.
- Ну, все-таки не тройняшки! - Героическим усилием она попыталась изобразить интерес. Безнадежно: материнский инстинкт не проснулся.., если он у нее вообще был. “Останусь незамужней тетушкой”, - размышляла Хоуп, а Трисия между тем не дошла еще до того, как отошли воды.

Господи, за что?! “Терпи. Это тебе за бестактность”, - сурово цыкнула она на себя.
Впрочем, двадцать минут спустя, держа в одной руке бокал ледяного шампанского, а в другой - край длинной шелковой юбки, Хоуп уже двигалась по направлению к, буфету, накрытому на лужайке перед; домом ее родителей, - оттуда неслась зажигательная мелодия.
По пути ее внимание привлек незнакомый - или знакомый? - мужчина. Не самый высокий в небольшой группе гостей, он был, несомненно, самым заметным. Он что-то рассказывал, скупо и точно жестикулируя, и Хоуп, подергав ремешок висевшего на шее фотоаппарата, щелкнула затвором.
Внезапно он обернулся и посмотрел прямо на нее. Она, смутившись, поспешно отвернулась. “И кто тебя только воспитывал, Хоуп Лейси?” - вновь выговорила она себе, пытаясь закрыть объектив.
- Черт! - Хоуп нагнулась, ища на земле упавшую крышечку.
- Вы позволите?
Они одновременно протянули руки, и ее холодные пальцы коснулись сильной, теплой руки. Пожалуй, у него и должна быть именно такая рука - скорее ремесленника, чем философа, с крепкими, сильными пальцами и аккуратно подстриженными ногтями. И еще - ощущение сдержанной, хорошо управляемой силы.
- Благодарю вас, - Хоуп подставила ладонь. - Понимаете, аппарат не мой, - объяснила она, приветливо улыбнувшись.
Похоже, он ее не узнал, что было приятно. Хоуп давно закрепилась на Олимпе топ-моделей мира, и ее лицо без конца мелькало в прессе и на телевидении. Ее узнавали на улице, а после недавнего, раздутого прессой отвратительного скандала, наверное, в стране вообще не осталось человека, который



Назад