c20cfcc6

Лондон Джек - Бродяги, Которые Приходят Ночью



Джек ЛОНДОН
БРОДЯГИ, КОТОРЫЕ ПРОХОДЯТ НОЧЬЮ
Очерк
Перевод с английского М. Бессараб
Когда я скитался по стране, я встречал сотни бродяг, которых я
приветствовал или они приветствовали меня, вместе с которыми у водокачек я
ожидал поездов, кипятил воду, готовил изысканные обеды, попрошайничал по
дорогам и у кухонных дверей, цеплялся на подножки, - мы расставались, и я
их больше никогда не встречал. Но были бродяги, которые исчезали и снова
попадались на моем пути поразительно часто, а были еще и такие, которые
проходили совсем рядом, невидимые, как призраки, и я с ними никогда не
встречался.
К числу таких бродяг принадлежал человек, за которым я мчался через
Канаду по железной дороге больше трех тысяч миль и ни разу не видел его в
глаза.
Кличка его была Джек-Парус. Впервые я наткнулся на это имя в
Монреале. Большим складным ножом на водокачке был вырезан верхний парус
корабля. Выполнено это было превосходно. Под рисунком стояла подпись
"Джек-Парус" и ниже "Н. З. 10-15-94". Последнее значило, что он отбыл из
Монреаля в направлении на запад 15 октября 1894. Нас разделяли одни сутки.
Как раз тогда у меня была кличка "Джек-Матрос", и я тотчас же вырезал ее
рядом с его именем, поставил дату и сообщил, что я тоже направляюсь на
запад.
Следующие сто миль меня преследовали неудачи, и я напал на след
Джека-Паруса только через неделю в трехстах милях западнее Оттавы. Его
знак был нацарапан на водокачке, и по дате я понял, что он тоже
задержался. Он обогнал меня только на два дня. Я был "кометой" и "королем
бродяг", так же как и Джек-Парус. Из гордости и чтобы укрепить свою
репутацию, я решил догнать его. Я ехал по железной дороге день и ночь и
перегнал его, потом он, в свою очередь, перегнал меня. Иногда он вырывался
вперед на один-два дня, иногда впереди был я.
От бродяг, направлявшихся на восток, я иногда слышал о нем, они же
мне рассказали, что он заинтересовался Джеком-Матросом и наводил обо мне
справки.
Мы были бы с ним великолепной парой, если бы когда-нибудь
встретились, я в этом уверен, но встретиться нам так и не удалось. Когда
мы пересекали Манитобу, я был впереди, а в Альберте впереди все время был
он, и в одно отвратительное хмурое утро на границе провинции Альберта,
чуть восточнее перевала Брыкливой Лошади, я узнал, что его видели минувшей
ночью между Брыкливой Лошадью и перевалом Роджерса. Сведения эти поступили
ко мне довольно странным путем. Всю ночь я ехал в "пульмановском вагоне с
боковым затвором" (то есть в товарном) и замерз до полусмерти. На
остановке я вылез попросить что-нибудь поесть. Холодный туман застилал все
вокруг в депо; я набрел на нескольких кочегаров. Они дали мне остатки
своего завтрака, и вдобавок я получил от них около кварты замечательного
кофе "Ява". Кофе я подогрел, и, когда принялся за еду, с запада появился
товарный поезд. Я увидел, как открылась боковая дверь и из вагона вылез
бездомный мальчишка. Сквозь пелену тумана он заковылял ко мне. Он
совершенно окоченел от холода, губы у него посинели. Я разделил с ним мой
кофе и остальную еду, расспросил о Джеке-Парусе и потом о нем самом.
Представьте, он был из моего родного города Окленда в Калифорнии, и он был
членом знаменитой шайки Боу, шайки, к которой я иногда примыкал. Мы
второпях за полчаса поели и поговорили. Потом мой состав тронулся, и я
вскочил на него, чтобы продолжать путь на запад по следам Джека-Паруса.
Я застрял между горными перевалами, два дня шел без еды, а на третий
день, прежде чем раздо



Назад